Уважаемые посетители!

В настоящее время Юсуповский дворец работает в обычном режиме до специального распоряжения губернатора Санкт-Петербурга.

Во избежание длительного ожидания в кассе, приобретайте билеты он-лайн.
Ждём вас в Юсуповском дворце!

Жизнь в эмиграции. Княгиня Зинаида Николаевна Юсупова

В 1929 году семья князя Феликса Юсупова переживала новый период серьезных финансовых трудностей. Было принято решение о переезде княгини Зинаиды Николаевны, к тому времени уже овдовевшей, но продолжающей проживать в римских съемных апартаментах в Париж, поближе к семье сына. Несмотря на то, что возможности позволили обустроить для княгини только довольно скромную комнату – взамен некогда роскошных интерьеров их дворцов в Санкт-Петербурге, Москве, Кореизе и пр., – вскоре княгиня очень полюбила свое новое жилище, которое называла «своей келейкой».

Весть о переезде из Рима в Париж княгини Зинаиды Юсуповой быстро облетела русскую эмиграцию, и к ней потянулись ее прежние петербургские подруги, которых раньше она принимала в совершенно иной обстановке. К тому времени княгиня уже приближалась к 70 годам и не отличалась крепким здоровьем. То, что теперь здесь в новой обстановке она была окружена близкими, приятными и любящими людьми, вероятно, могло стать причиной, продлившей ее жизнь еще на десятилетие. Немного успокоился уклад дома самого Феликса Юсупова. «С тех пор, как матушка поселилась у нас в Булони, ангел мира, казалось, воцарился у нас», – вспоминал он.

«Орхидея или анемон, она представляла для меня либо самый роскошный, либо самый хрупкий цветок, либо самый скромный и стойкий. Она была одета, как всегда в мягкую и легкую одежду, в серых и сиреневых тонах, и широкая лента заменяла вокруг шеи прежнее ожерелье, в виде собачьего ошейника, которое должно было быть проданным или заложенным. Она никогда не отрекалась от моды своей молодости, но всегда оставалась воплощением элегантности».

«…от княгини всегда исходил какой-то свет. Она не была, правда, красива, она была много более того! Ей было почти 80 лет, а из нее просто исходил необычный свет. И такой я ее знала до конца».

«Говорят, она очень весело играла с внучкой и друзьями внучки, но мне лично было достаточно наслаждаться ее присутствием. Иногда тетя просто удивляла нас своей молодостью. Как-то мы ей рассказывали, что готовим спектакль в русской школе, и что мы танцуем «русскую», и тут она встала и затанцевала свою знаменитую «русскую». Это было сплошное очарование, очень грациозно, живо, молодо». Баронесса О.А. Розен

Княгиня удивительным образом всегда оказывалась в центре внимания. Часто это случалось даже в школе, куда она приходила забирать Беби, и тогда все дети, и маленькие, и большие, бросали свои дела и окружали не Беби, а ее бабушку, чтобы «поговорить с ней, смотреть на нее, слушать ее». К.Н. Сфири, ур. графиня Шереметева

Использованы материалы из книги Е. Красных «Князь Феликс Юсупов: «За все благодарю…» М., 2003.